09. июня 2013 · Комментарии к записи Гарм отключены · Categories: Исторические события

Между тем, Гарм, собака, тоже освободилась. Она борется с Тиром, и они уничтожают друг друга. Тору удается убить митгардскую змею, но едва он отошел на девять шагов, как падает мертвым от того яда, которым облило его чудовище. Волк Фенрис пожирает Одина, и тут смерть Одину. Тогда Видар обращается против волка, наступает ему ногой на нижнюю челюсть, схватывает его рукой за верхнюю челюсть и разрывает ему пасть пополам, и тут приходит конец волку. Локи сражается с Геймдалем, и они убивают друг друга. Затем Суртур бросает огонь на землю и сжигает весь мир».

Впрочем, не такими потрясающими ужасами заканчивается северное религиозное учение. Бушующая песня бури переходит в кроткий шелест нового утра творения, которое наступает тогда, когда истощается ярость огня, истребившего мир. В обновленной красоте, в зеленеющем убранстве, земля снова выплывает из морских волн, и на ней растет несеянный хлеб. Азы снова восстают из своего уничтожения, являются в Асгард и снова находят там золотые доски с рунами. Человеческий род также не весь уничтожен. Одна пара людей, Лиф (жизнь) и Лифтразир (жизненная сила) спряталась от пламени Суртура в Годдмимирском лесу и питалась утренней росой. От них двоих расплодится такое многочисленное потомство, что оно заселит всю землю. Души людей, погибших при сражении мира, будут жить в Настранде (стране мертвых), где страдают злые, и в Гимиле (небе), где добрые наслаждаются бесконечным блаженством.

Таким образом, мы находим также и в древнегерманской религии многознаменательное учение о конечном возрождении вселенной, причем, конечно, следует заметить, что тут действовали христианские влияния. По крайней мере, учение о наказании злых в аду и о награждении добрых на небе решительно носит на себе христианский отпечаток, хотя, впрочем, вера в загробную жизнь составляла коренную черту в религии азов.

Богослужение древнегерманской религии было очень простым. Германская мечтательность устраивала места своего богопочитания в таинственном мраке лесов и охотно придавала обрядам культа мистический оттенок, что обнаруживалось в особенности в служении Нертус (Иерд) на Рюгене (или на Гельголанде? или в Зеландии?). То, что говорит Тацит об этом предмете, доказывает, впрочем, что религиозные верования германцев обнаруживали умягчающее, миротворящее влияние на их суровые умы. Уже совершенная неопытность германцев в пластических искусствах мешала им придавать большую цену изображению богов; однако такое изображение отнюдь не исключалось решительно.

Comments closed.