01. апреля 2013 · Комментарии к записи Наши прокламации отключены · Categories: Исторические события

Наши прокламации и устная агитация среди матросов встречали теперь еще невиданный горячий отклик. Один из членов комитета провел на окраине города, в Сосновке, правда немноголюдное, собрание представителей разных кораблей эскадры. Матросы выступали с заявлениями о готовности перейти к открытым действиям.

2 или 3 мая стало известно, что на 8 мая назначен выход всей эскадры на маневры. Мы поняли, что если мы ничего не предпримем до этого дня, то, значит, вообще ничего не сделаем. 4 мая Революционный комитет собрался в моей квартире. Был обсужден и принят следующий план. Всем членам комитета проникнуть с помощью матросов на корабли и по сигналу со «Славы» (когда эскадра будет на рейде) начать восстание; управление кораблями взять в свои руки, выбросив за борт тех офицеров, что будут сопротивляться, остальных — арестовать; затем эскадре разделиться на два отряда, одному идти в Кронштадт, другому — в Ревель, подняв красные флаги. Цель — поднять восстание во всем Балтийском флоте и тем самым обеспечить поддержку петербургскому пролетариату. Матросы «Славы» утверждали, что у них имеется связь и предварительная договоренность с какими-то матросскими организациями Кронштадта и Ревеля. Мы в то время не знали, что среди матросов «Славы», с которыми был связан один из членов комитета, было два агента охранки.

Тут же был обсужден вопрос о необходимости, с целью информации и получения санкции, связаться с Петербургским комитетом и Русским бюро ЦК. Кого послать в Петербург? Остановились на Думинове.

Революционный комитет был уже сформирован, когда ко мне привели незнакомого товарища. Оказалось, что это большевик, возвратившийся из-за границы, где он, кажется, окончил партийную школу. Прежде чем ехать дальше в Россию, он предполагал некоторое время провести в Гельсингфорсе. Это был Думинов. Его рекомендовал кое-кто из членов нашего комитета, и мы ввели Думинова в комитет.

Comments closed.