10. августа 2013 · Комментарии к записи Они заверяли отключены · Categories: Исторические события

Они заверяли, что царь «хочет иметь с тобою любовь, совет и ссылку всегда, и друзьям твоим будет друг, а недругам твоим недруг, и чаем того, что тебе, великий государь наш, будет вековой друг». То, что русские дипломаты заговорили таким языком, говорит о сразу же обнаружившейся общности интересов сторон. Правда, с Л. Кантакузином послы вернули Бетлену его грамоту, но лишь потому, что в ней царский титул написан «не по государьскому достоинству», и просили вместо нее дать другую, где титул был написан правильно.

Продолжению переговоров несомненно способствовала позиция османской стороны. В мае 1630 г. Ф. Кантакузин в беседе с патриархом признал: «а ныне, де, Муратсалтан писал к нему Бетлену, велел быть готову на полского короля, а посылал, де, с тем брата его Томина» Лавр, оказывается, выполнял поручение не только русских послов, но и султанской администрации. Ее одобрение плана Бетлена относительно Польши (и даже возникновение этого плана в связи с намерениями Порты) вне всякого сомнения. А с получением санкции османов должна была возрасти и заинтересованность в поддержке Россией польской политики Бетлена.

Согласно записи русских послов, их письмо Бетлену содержало лишь надежду на «вековую дружбу» и просьбу, чтобы следующая грамота Бетлена царю была «с полным вашим государьским именованьем против [согласно] нашие грамоты, какову мы, холопи ваши, послали к нему Бетлену з гречанином с Лавром». Позднее послы Бетлена в Москве иначе излагали содержание этой грамоты: «Послы царя в Константинополе писали к их королю Бетлену через Солфера, брата Фомы, о трех вещах: 1) царь велик и могуществен; он может вести войну в течение восемнадцати лет; 2) царь хочет дружбы и союза с Бетленом; 3) ее величество Евдокия Лукьяновна хочет быть в дружбе и в переписке с женой Габора Бетлена».

Comments closed.