22. ноября 2012 · Комментарии к записи Программа национальных действий отключены · Categories: Исторические события

Программа национальных действий предусматривала создание Авангарда социалистов, который объединил бы в себе передовые элементы, проявившие себя в политической деятельности. Эта организация должна быть открытой, ибо, как утверждалось в ней, «социализм не строится секретно, за кулисами».

В работе специально созданного органа по контролю за проведением перевыборов во все звенья Арабского социалистического союза, так называемой «Комиссии ста», наряду с деятелями нового режима участвовали и многие представители прогрессивного крыла египетской интеллигенции, рабочего класса. Хотя это участие было одобрено далеко не всеми отрядами левых, оно имело под собой определенную почву. Позже стало ясно, что это был единственный шанс при Садате для создания широкого легального союза всех национально-патриотических сил, как левых, так и представителей мелкой и средней национальной буржуазии, вокруг целей, начертанных Программой национальных действий.

Программа повторила принципиальные положения насеровских документов, не внеся каких-либо существенных изменений или дополнений. Но сама по себе она была нужна Садату для укрепления собственных позиций — внесения своего «вклада» в идеологическую базу революции, с тем чтобы революционные принципы не ассоциировались исключительно с именем Насера. Не случайно этот документ также получил название основополагающего документа египетской революции 1952 г, и стал рассматриваться наравне с Хартией и Программой 30 марта11968 г. (хотя ни одно из его положений так и не было претворено в жизнь). Теперь новый режим получил уже «моральное право» для развития и совершенствования революции, и он воспользовался им весьма скоро. Идеологами режима стало планомерно насаждаться положение о том, что социальная свобода не должна, мол, обеспечиваться за счет свободы политической. Таким образом, делался открытый намек на то, что в период Насера наряду с достижениями в социально-экономической области шло ущемление демократических свобод.

Другим серьезным политическим актом нового руководства явилось принятие 11 сентября 1971 г. постоянной конституции Республики, о необходимости которой говорил Насер еще в Программе 30 марта 1968 г. Садат постарался извлечь из этого мероприятия максимум выгод. Вопреки положениям Программы 30 марта, предусматривавшим необходимость соблюдения принципа «разделения властей», он настоял на закреплении в конституции за президентом республики исключительных прерогатив32.

В результате конституция 1971 г. предоставила новому президенту гораздо большие полномочия, чем те, которые были у Насера по временной конституции 1964 г. Прежде абсолютная власть у президента была лишь в области внешних сношений, по новой же конституции он получал такую же власть и во внутренних делах, т. е. ставился над всеми конституционными органами.

Comments closed.