10. июня 2013 · Комментарии к записи в «Песне о Нибелунгах» отключены · Categories: Исторические события

Соединяются в «Песне о Нибелунгах» в героическую картину, с которой не может сравниться по величественности ни одно из произведений средневековой или новоевропейской литературы. Переделка на мифический лад, которой подверглось при своем перенесении в Скандинавию предание о Зигфриде, обнаруживается довольно ярко, хотя и эпизодично, в том, что вводится история юношеских сражений Зигфрида с драконами, великанами и карликами, далее — история клада Нибелунгов и валькирии Брунгильды. Все произведение распадается на два больших отделения, из которых первое кончается тем, что Гаген убивает Зигфрида, а второе, начинаясь свадьбой Кримгильды с Этцелем, заканчивается исполнением ей страшной мести. В этой второй части нам слышится звон оружия переселения народов, чуется его дикая энергия, между тем как в первой смягчающая рука придворного, пересоздавшего поэта, искуснее умела справляться с сюжетом.

Однако и здесь все, даже сама шутка, принимает величественные, первобытно-дикие размеры: пусть всякий припомнит только ночные сцены в брачном покое Брунгильды. Во второй половине страшная мощность колоссального содержания до такой степени подавляет переделывающего, что широкое и эпически спокойное течение рассказа становится под конец драматически стремительным и несется таким образом к катастрофе, которая производит полное и потрясающее впечатление трагедии. Не такова «Гудруна», основанная на фризо-датско-норманнском цикле преданий.

После тяжелых бурь и упорной борьбы она заканчивается веселым пиром трех свадеб. В этой героической песне соединены три части, вероятно, первоначально не связанные между собой. Первая часть резко вдается в волшебную сферу британских преданий, между тем как обе следующие основаны на очень древних германских сказаниях. Третья часть — истинная хвалебная песня германской женской верности, и венец ее возлагается на девственное чело героини Гудруны. Фоном этого произведения является море с его очаровательными и страшными явлениями, и это придает ему своеобразную прелесть. Резкость в обрисовке характеров у него общая с «Песнью о Нибелунгах». Изображение семейных отношений, супружеской любви, женской верности, вассальной преданности и героизма показывает, что оба произведения имеют чисто германское содержание, и уже это одно, независимо от их, бесспорно, высокого поэтического достоинства, упрочивает за ними полное право называться германскими народными эпопеями.

Comments closed.