Владимир Александрович прибыл в одиннадцать часов. Среднего роста, с седыми усами и бакенбардами, в шинели и глубокой фуражке он быстро вошел в помещение, поздоровался с офицерами, затем с солдатами — представителями от гвардейских полков — и скользнул взглядом по новобранцам. Кто-то подал ему кусок мела. Великий князь приблизился к правофланговому, пристально осмотрел его и, начертив на грз*ди какой-то знак, громко сказал: — В Измайловский!

Потом перевел взгляд на следующего. Опять черкнул мелком и бросила

— В Павловский!

Так, медленно идя вдоль шеренги, главнокомандующий ставил пометки и выкрикивал названия полков.

Дошла очередь и до меня. На моей груди он вывел огромную единццу и произнес:

— В Преображенский!

Тотчас сзади кто-то подхватил меня под мышки и турнул в сторону. Еще чьи-то руки направили в другую шеренгу.

Так я стал рядовым 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка*

После я узнал, что главнокомандующий делал разбивку вновь прибывших исключительно «по масти». Преображенщл все, как один, были шатены и с длинными носами. Измайловцы — блондины.

You must be logged in to leave a reply.